Транспортная газета Евразия Вести

Разделы:

 Свежий номер
 Подшивка
 Материалы
 Новости
 О газете
 Редакция
 Подписка

 Консалтинг
 Лицензирование
 Сертификация
 Юридические
 услуги

 Партнеры
 Ресурсы сети
 Реклама на сайте

Поиск:


 

ПРАВО


Версия для печати
Обсудить в форуме

Безопасность движения требует правовой защиты

Между тем бреши в уголовном законодательстве России в ряде случаев позволяют уйти виновным от ответственности. По мнению преподавателя кафедры уголовного права московского университета МВД России И.В. Коришевой, ситуацию можно переломить путем внесения корректив в 267 статью Угловного кодекса Российской Федерации.

Безопасность движения требует правовой защиты
Значение транспорта в жизни любой страны велико и многообразно. А для России, учитывая ее геополитическое положение и экономическую ситуацию, значимость железнодорожного транспорта возрастает многократно. Особенно - для граждан и многих юридических лиц, для которых нормальное функционирование транспортных средств и путей сообщения напрямую связано с реализацией их гражданско-правовых и экономических прав. Таким образом, обеспечение безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта - комплексная проблема, составной частью решения которой является уголовно-правовая защита транспортных средств и путей сообщения от противоправного приведения их в негодность, а также блокирования.

Статья 267 УК РФ устанавливает ответственность за разрушение, повреждение или приведение иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования, а равно блокирование транспортных коммуникаций, если эти деяния повлекли по неосторожности наступление вредных последствий.

В качестве таковых предусмотрены причинения средней тяжести вреда здоровью человека либо причинение крупного ущерба (часть 1), смерть человека (часть 2), смерть двух и более лиц (часть 3). Однако многочисленные случаи разоборудования различных объектов железнодорожного транспорта не могут быть квалифицированы по ст. 267 УК РФ, а виновные привлечены к уголовной ответственности, так как вредные последствия, указанные в диспозиции статьи, не наступили. При этом само количество случаев посягательств на транспортные средства и пути удручающе велико. Так, в 2000 г. было зарегистрировано 858 случаев разоборудования подвижного состава на сумму 2,6 млн. руб., 978 посягательств на устройства сигнализации и блокировки, причинившие ущерб МПС на сумму 1,8 млн. руб., 143 случая повреждения изделий электрификации и электроснабжения, ущерб от которых составил 525,6 тыс. руб.

При этом не учитывается специфика преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта (в том числе и рассматриваемых ст. 267 УК, обусловившая выделение норм об ответственности за них в самостоятельную главу Уголовного кодекса), заключающаяся в том, что такого рода преступления совершаются при непосредственном использовании или соприкосновении с источниками повышенной опасности, при обращении с которыми требуется точное и неукоснительное соблюдение всех правил, обеспечивающих безопасность их функционирования.

Представляется, что при использовании ст. 267 УК для квалификации случаев посягательства на транспортные средства или пути сообщения, намного важнее обеспечение безопасности использования железных дорог гражданами и организациями, чем обеспечение прав собственника. Для этой цели в Уголовном кодексе существует целая глава 21 "Преступления против собственности", предусматривающая ответственность и за кражу, и за грабеж, и за повреждение и уничтожение чужого имущества, и за другие посягательства на чужую собственность. Обеспечение безопасности функционирования транспорта уголовно-правовыми методами - вот что должно ставиться "во главу угла" при формулировке нормы, предусматривающей ответственность за приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения. И в этом случае, на наш взгляд, учитывая характер реально возможных последствий при приведении в негодность транспортных средств или путей сообщения, вполне оправданно при конструировании уголовно-правовой нормы исходить из деликта создания опасности, то есть возможности причинения вреда безопасности движения и эксплуатации транспорта как своего рода последствий преступного деяния. Тем самым была бы повышена защищенность от преступных посягательств на основной непосредственный объект преступления, то есть безопасность движения или эксплуатации транспорта.

Такого рода подход апробирован в уголовном законодательстве СССР, РСФСР, а также в ряде стран (Республика Беларусь, ФРГ, Швеция, Швейцария, Куба, КНР и др.), аналогичные уголовно-правовые нормы исходят из деликта создания опасности. Это всего лишь одна составляющая проблемы, и всего лишь один из возможных путей ее решения.

Попытки изменить диспозицию ст. 267 УК РФ предпринимались неоднократно. В частности, депутаты Государственной Думы В.А. Калягин и Н.И. Шаклеин предлагали состав преступления сделать формальным, а форму вины, с которой совершается преступление, определить как умышленную. Но их предложение не получило депутатского большинства, так как их оппоненты, к сожалению, не поняли природы и специфики данной уголовно-правовой нормы и подошли к решению этого вопроса формально. А здесь надо иметь в виду несколько обстоятельств.

Сущность любого преступления характеризует такая категория, как "общественная опасность". Если согласиться с тем, что общественная опасность приведения в негодность транспортных средств или путей сообщения заключается, в первую очередь, в посягательстве на безопасность движения и эксплуатации транспорта, в создании условий, при которых может быть причинен вред личности и собственности, то безусловно и однозначно напрашивается вывод: сделав состав преступления формальным, - то есть создав ситуацию, при которой виновное лицо подлежит уголовной ответственности даже тогда, когда вредные последствия, указанные в диспозиции статьи, не наступили (в основном по причине хорошей организации безопасности движения работниками транспорта), но могли наступить, - законодатель тем самым сделал бы норму более эффективной. В том числе, более эффективной с точки зрения предупреждения случаев приведения в негодность транспортных средств или путей сообщения.

Есть и другие проблемы, требующие анализа и новых предложений по их решению.

* * *

В первую очередь речь идет о выделении блокирования транспортных коммуникаций в отдельную норму Уголовного кодекса. Очевидно, что такие понятия, характеризующие объективную сторону приведения в негодность транспортных средств или путей сообщения, как "разрушение", "повреждение", "приведение иным способом в негодное для эксплуатации состояние", - это явления одного порядка, хотя между ними, естественно, существует определенное различие. Блокирование же транспортных коммуникаций - явление порядка совершенно иного.

Первым примером массового блокирования транспортных коммуникаций можно назвать общеизвестную "рельсовую войну шахтеров". С целью уголовно-правовой защиты от такого рода посягательств Верховный Совет СССР, руководствуясь Декларацией второго Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 г. "О недопустимости блокады автомобильных и железных дорог в пределах СССР", 23 октября 1990 г. принял Закон "Об уголовной ответственности за блокирование транспортных коммуникаций и иные незаконные действия, посягающие на нормальную и безопасную работу транспорта". В соответствии с ним вводилась уголовная ответственность за умышленное блокирование транспортных коммуникаций путем устройства препятствий, установки постов либо иным способом, которое повлекло или могло повлечь нарушение нормальной работы железнодорожного или иного транспорта. Но из-за распада Советского Союза и изменения политической обстановки в стране норма об уголовной ответственности за блокирование транспортных коммуникаций, к сожалению, не вошла в УК РСФСР.

В соответствии с УК РФ 1996 г. блокирование транспортных коммуникаций представляет собой лишь одну из возможных характеристик объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 267 УК РФ, хотя блокирование и разрушение или повреждение путей сообщения - это деяния совершенного разного порядка.

При разрушении или повреждении транспортных средств или путей сообщения виновным оказывается на них такое воздействие, при котором нарушается их функциональное использование в процессе движения. А в ряде случаев использование их вообще становится невозможным либо возможным после производства ремонта.

Обеспечение безопасности в ситуации, когда разрушены транспортные средства или пути сообщения, представляется весьма проблематичным. Угроза безопасности движения здесь налицо. При блокировании транспортных коммуникаций ситуация несколько иная. В этом случае целостность транспортных объектов не нарушается, однако передвижение по путям сообщения не представляется возможным из-за нахождения на них людей, установки ими постов, препятствий и т. д. Угрозы безопасности может и не быть, однако движение по блокированным коммуникациям невозможно, а это нарушает нормальную работу транспорта, не посягая в большинстве случаев на безопасность движения. После освобождения путей сообщения людьми путем снятия постов, устранения препятствий и т. д. возможно восстановление процесса движения без производства каких-либо ремонтных работ или замены оборудования.

Не секрет, что мотивация лиц, вырубающих, к примеру, куски дроссельных перемычек с целью последующей их продажи в качестве вторсырья, существенно отличается от мотивации лиц, преграждающих главные пути для того, чтобы привлечь внимание федеральных властей к решению их насущных проблем, которые не могли разрешить местные власти. Возможно в таком случае даже ставить вопрос о ситуации крайней необходимости как обстоятельстве, исключающем преступность деяния.

Итак, можно утверждать, что юридическая сущность "разрушения", "повреждения" транспортных средств и путей сообщения существенно отличается от блокирования транспортных коммуникаций. И нам представляется, что логичнее было бы выделить из ст. 267 УК РФ блокирование транспортных коммуникаций в качестве самостоятельного состава преступления, как это сделали это, например, другие страны: Республика Беларусь, Украина, Китай и др.

* * *

Еще одна важная составляющая приведения в негодность транспортных средств или путей сообщения требует анализа и дальнейшего совершенствования.

Речь идет о субъективной стороне преступления. В ст. 267 УК РФ она характеризуется двойной формой вины. То есть субъект преступления умышленно повреждает или разрушает или приводит иным способом в негодное для эксплуатации состояние транспортные средства или пути сообщения, но при этом он либо не предвидит возможности причинения крупного ущерба и других вредных последствий, указанных в диспозиции статьи, либо предвидит их, но, без достаточных к тому оснований, самонадеянно рассчитывает на предотвращение подобных последствий. Такая конкретизация вины порождает проблему отграничения приведения в негодность транспортных средств или путей сообщения от повреждения или уничтожения чужого имущества. К сожалению, ограниченный объем газетной статьи позволяет лишь обозначить этот вопрос, не развивая его и не обосновывая собственную точку зрения.

* * *

Подводя итоги, можно сформулировать следующий вывод - формулировка диспозиции ст. 267 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения, нуждается в доработке, которая позволит более качественно применять ее и тем самым обеспечивать безопасность движения и эксплуатации железнодорожного транспорта. Что, в свою очередь, позволит эффективнее защищать и права граждан, пользующихся услугами железнодорожного транспорта, и интересы государства.

© Евразия Вести XII 2002







XII 2002

Евразия Вести XII 2002

МПС программирует безопасность

Реформировать не в ущерб безопасности

Безопасность обеспечивает автоматизация

Совершенствовать конструкцию, ремонт, эксплуатацию и производство тормозов

Система сертификации доказала свою эффективность

Почему выходят из строя колесные пары?

Управлять помогает компьютер

Случай на железнодорожном переезде

Страхование, проверенное временем

Вовремя предупреждать профессиональные болезни

Единственный в мире "детектор сна"

Вопросы медицинской реабилитации работников железнодорожного транспорта, связанных с движением поездов

"Локомотив" нужен не только России

Автоматика "НПО САУТ" работает безотказно

Лучшие в мире скоростемеры производит ОАО "Электромеханика"

"Транс-Сигнал" гарантирует безопасность

"Алтек" теснит конкурентов

"Инфотранс" ставит диагноз точный, надежный и своевременный

"ПИК прогресс" делает ставку на комплексные системы диагностики

"Твема" продолжает удивлять отечественных и зарубежных конкурентов

Всемирно известная Schneider Electric

Путь к повышению безопасности и комфорта

Чем заменять, лучше восстанавливать

Как обезопасить свой бизнес

PDF-формат



 

Copyright © 2003-2016 "Евразия Вести"
Разработка: интернет-студия "ОРИЕНС"

Евразия Вести